Разговор о бизнесе в России

CNN, 19.06.2013

Кирилл Дмитриев: Вложения в инфраструктуру должны быть эффективными, при этом России необходим большой объем новых инвестиций в инфраструктуру, и это может стать залогом экономического роста. Во-вторых, определенно, они позволят российским предприятиям стать более конкурентоспособными. В ряде случаев мы говорим только о 30-40% процентах от уровня производительности в других странах - следовательно, рост производительности также стимулирует общий экономический рост. Третий уровень - это регионы – они развиваются достаточно динамично, поэтому также могут способствовать росту, при этом существуют особые программы регионального развития.

Корреспондент: Большие ожидания возлагались, например, на Чемпионат мира по футболу - было потрачено около двадцати миллиардов долларов США, в Сочи было вложено пятнадцать миллиардов долларов США, почему все это не выливается в рост доходов? Причина этому - завышенные ожидания, по сравнению с реальными возможностями?

Кирилл Дмитриев: Мне кажется, что, прежде всего, инвестиции, осуществляемые в инфраструктурные проекты, определенно могут быть более эффективными. Можно много говорить об эффективности инвестиций в инфраструктуру в России, а также в мире, поскольку, например, в агентстве McKinsey подсчитали, что можно было бы глобально сэкономить триллион долларов США, если бы вложения в инфраструктуру были гораздо более эффективными. Но дело заключается не только в эффективности как таковой, и мне кажется, что инфраструктурные проекты сами по себе не могут решить проблему роста, поскольку, как вам известно, европейская экономика, как и экономика многих других стран, переживает спад. Это отражается и на России - не в последнюю очередь потому, что Россия является экспортером многих товаров. И если повышение цен на товары сдерживается, очевидно, что экономический рост будет затруднен.

Корреспондент: Возможно, мы просто отстаем. Вы ведь были свидетелем протестов среднего класса, образованного среднего класса, который считает, что у этой экономики должен быть гораздо больший потенциал, учитывая все природные ресурсы и сто сорок миллионов потребителей. Какие уроки можно извлечь из этого процесса, и в состоянии ли вы внезапно запустить этот механизм роста в России?
Кирилл Дмитриев: Эти протесты проходили достаточно давно, и если посмотреть на хронологию событий в прошлом году - протесты практически сошли на нет, и это видно по количеству участников. Мне кажется, что России нужен упреждающий способ решения своих проблем. Например, министр экономики запустил отличную программу увеличения эффективности по 22 основным направлениям: от таможни до разрешений на строительство, разрешений на использование электричества. Поэтому, мне кажется, что России нужен четкий и определенный план по сокращению бюрократии, сокращению времени, которое тратится на различные государственные процессы, который был бы принят и позволил бы все оптимизировать. Люди гораздо более сконцентрированы на реальных решениях, положительных решениях, которые могли бы вывести Россию на более конкурентоспособный уровень.

Корреспондент: Как вам кажется, пытается ли Россия изменить ситуацию, и почему все происходит слишком медленно?

Кирилл Дмитриев: Мне кажется, что происходит огромный прогресс, и Российский фонд прямых инвестиций - это один из примеров. Только представьте себе, мы были учреждены менее двух лет назад и за это время самостоятельно осуществили инвестиции на сумму свыше шестисот миллионов, а также привлекли в российскую промышленность два миллиарда инвестиций, осуществляемых двадцаткой ведущих мировых инвесторов. К тому же мы вложили еще три миллиарда в объединенные фонды, образованные совместно с другими государственными инвестиционными фондами. Поэтому мы фактически являемся новым видом организации, созданной при поддержке президента и премьер-министра, и которая развивается очень динамично. Поэтому мне кажется, что, когда Россия хочет двигаться вперед, она может двигаться очень быстро, она способна привлечь ресурсы и действовать, поэтому мы вполне оптимистично смотрим в будущее.