Деловое интервью

France 24, 23.01.2013

Маркус КАРЛССОН: Здравствуйте, я приветствую вас с репортажем со Всемирного экономического форума в Давосе. В этом году Россия играет здесь важную роль. Премьер-министр Дмитрий Медведев является одним из политических хедлайнеров, а Россия находится в центре внимания и в качестве действующего председателя «Группы двадцати» (G20). Но помимо интереса к России, честно говоря, имеется и некоторая доля скептицизма. Имидж этой страны в качестве объекта для инвестиций по-прежнему отягощен проблемами коррупции и бюрократизма. Для более подробного обсуждения этих вопросов ко мне присоединился Кирилл Дмитриев, который возглавляет Российский фонд прямых инвестиций. Этот фонд благосостояния был создан российским правительством в 2011 году, и в настоящее время его активы превышают 10 млрд долларов.

Позвольте мне задать первый вопрос. Вы запускаете здесь, в Давосе, российское «наступление» для привлечения инвесторов в вашу страну. Насколько доброжелательный прием вы получили?

Кирилл ДМИТРИЕВ, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций:

Мне кажется, когда люди знакомятся с данными о российском экономическом росте, это их очень впечатляет. Все соглашаются, что восприятие России гораздо хуже, чем ее реальная экономика и реальные инвестиционные возможности. Когда мы упоминаем, что экономика РФ увеличилась втрое, что российский средний класс утроился за последние пять лет, что экономика России вырастет с двух до трех трлн в долларовом выражении, что долговые обязательства составляют 11% от ВВП, люди действительно начинают задумываться. Потому что сегодня инвесторы ищут возможности для роста. Очень немногие рынки могут предложить возможности, подобные российским. Мы действительно начали российское «наступление», в рамках которого хотим донести, что «Россия = Рост». В современном мире это очень важно.

Маркус КАРЛССОН: Какие инвесторы работают на российском рынке на данный момент? Из каких они стран?

Кирилл ДМИТРИЕВ: Мы сосредоточили основное внимание на государственных инвестиционных фондах, стратегических инвесторах, фондах прямых инвестиций. Каждый из них имеет собственную программу действий и свои интересы. Ранее мы подписали соглашение с Китайской инвестиционной корпорацией и создали Российско-китайский фонд. Одним из соинвесторов во всех наших сделках является Кувейтский инвестиционный фонд. Согласно достигнутым договоренностям, Кувейт будет пятипроцентным участником всех осуществляемых нами сделок. Кроме того, мы привлекаем частных инвесторов в такие отрасли как здравоохранение, российский финансовый сектор и кинотеатральный бизнес. Люди хотят инвестировать в два инвестиционных сегмента в России. Во-первых, это сферы, растущие за счет увеличения среднего класса, а во-вторых - это инфраструктурные инвестиции, поскольку российская инфраструктура нуждается в развитии и модернизации.

Маркус КАРЛССОН: В мире по-прежнему сохраняется представление о России как об очень сложной с точки зрения ведения бизнеса стране. Вы, наверное, устали постоянно слышать об этом?

Кирилл ДМИТРИЕВ: Мы хотели бы продемонстрировать один практический пример того, как инвесторы могут получить очень хорошую прибыль в России. ЕБРР выпустил интересное исследование в этом году: в сущности оно говорит о том, что доходы от прямых инвестиций в России намного выше, чем на любом другом рынке. Мы хотим не просто дать общую информацию для инвесторов, но и показать конкретные примеры успешных вложений в российскую экономику. Только что я присутствовал на завтраке, где обсуждались различные сценарии роста для России. И сценарий, в котором инвесторы считают это возможным, является «зеленым» сценарием, то есть сценарием роста. С нами были представители «Пепсико», «Хайнекен», Яндекса, который является самой быстрорастущей российской компанией, и других. Многие считают, что Россия готова к росту. Сотрудничество с Европой, совместные инвестиции с Францией и другими странами – действительно очень хороший фактор для стимулирования экономического роста в Европе. В том числе и потому, что вложения в Россию предоставляют отличные возможности.

Маркус КАРЛССОН: Позвольте мне отвлечься на другие темы. Всемирный экономический форум только что опубликовал отчет о России. В этом отчете говорится о том, что Россия, очевидно, добилась прогресса в части борьбы с коррупцией. Что вы можете сказать на эту тему? По этому поводу по-прежнему существует множество опасений.

Кирилл ДМИТРИЕВ: Безусловно, российское правительство сосредоточено на решении данного вопроса. Коррупция и бюрократия являются двумя ключевыми проблемами и, как вам, наверное, известно, в России сейчас проходит крупная антикоррупционная кампания. Правительство отчетливо понимает, что коррупция представляет серьезную проблему, которую необходимо решать в интересах дальнейшего развития. Кроме того, с целью сокращения бюрократии предпринимаются важные шаги в рамках так называемых «дорожных карт» в 22 различных отраслях промышленности. В частности, мы говорим о сокращении времени, необходимого для прохождения таможни, примерно в четыре-пять раз, а также многих других мерах.

Маркус КАРЛССОН: Но прогресс в этой сфере медленный. Российский президент Владимир Путин заявил, что хочет превратить Россию в одну из двадцати стран, наиболее подходящих для ведения бизнеса. В настоящий момент, в соответствии с критериями мировых банков, Россия находится на 112-й позиции. Вам еще предстоит пройти долгий путь.

Кирилл ДМИТРИЕВ: Да, мы обсуждали этот вопрос и уверены, что Россия будет очень активно продвигаться вверх в этом списке. Представлю вам несколько цифр о нашей стране, которые большинству людей не знакомы. Так, например, объем российского ВВП на душу населения за последние 12 лет вырос в десять раз. Это один из самых быстрых темпов роста среди всех стран мира. Еще 12 лет назад российский фондовый рынок оценивался всего в 40 млрд долларов. А сейчас он достигает почти триллиона долларов. Инфляция в России составляла 36%, а теперь – 6,6%.

Маркус КАРЛССОН: Это звучит так: сосредоточьте внимание на цифрах, взгляните на цифры.

Кирилл ДМИТРИЕВ: Да, посыл именно такой: сосредоточьте внимание на цифрах, взгляните на цифры. Мы даже издали брошюру под названием «Россия = Рост» (“Russia equals growth”), в которой приводим конкретную статистику. Макроэкономические показатели России сейчас выглядят очень привлекательно, и в этом заключается один из наших основных «месседжей» для инвестиционного сообщества.

Маркус КАРЛССОН: Российское правительство также утверждает, что намерено диверсифицировать свою экономику. Сегодня она по-прежнему очень сильно зависит от нефти и газа. А Всемирный экономический форум также предупреждает, что российская экономика может серьезно пострадать от изменений на мировом энергетическом рынке, например, из-за горючих сланцев и сланцевого газа. То есть до решения проблемы диверсификации еще очень далеко.

Кирилл ДМИТРИЕВ: Сегодня утром мы говорили как раз о том, что России необходима «вторая нога». Сейчас нефть представляет собой единственную ногу, на которой все держится, и этого недостаточно. Такой «второй ногой» могут стать технологии. Мы инвестировали в крупнейшую в России сеть медицинских клиник для детей, которая растет очень стремительно. Очень много внимания РФПИ уделяет развитию самых различных секторов, включая технологический. Многие инвесторы также заинтересованы в этом. В частности, Кувейтский инвестиционный фонд принял решение инвестировать вместе с нами. Их особенно интересовала диверсификация экономики, снижение зависимости от нефтяного сектора, и они убедились, что мы вкладываем средства в другие, очень быстро растущие отрасли.

Маркус КАРЛССОН: Сколько времени это займет? Сколько времени потребуется для роста этой «второй ноги»?

Кирилл ДМИТРИЕВ: Мы полагаем, что это не быстрый процесс, он может занять пять-семь лет. Правительство очень четко понимает, что это приоритет, и предпринимает много действенных шагов в этом направлении.

Маркус КАРЛССОН: Россия стала членом Всемирной торговой организации. Как это повлияет на вашу работу и на инвестиции в Россию?

Кирилл ДМИТРИЕВ: Мы считаем это очень положительным фактором, поскольку он усиливает давление на Россию, вынуждая ее стать более конкурентоспособной. Вступление во Всемирную торговую организацию является важным шагом для страны, стимулирующей долгосрочный рост. Поэтому мы крайне позитивно относимся к этому событию. Кроме того, как вам известно, Россия возглавляет «Группу двадцати» (G20) в этом году. И одним из важнейших пунктов повестки дня будет развитие мировой экономики, экономический рост. Мы полагаем, что наращивание свободного потока инвестиций и торговли очень важны. Мы планируем развивать совместные инвестиции России и Франции в качестве одного из путей интеграции РФ в европейский инвестиционный ландшафт. При этом наши партнеры также извлекают выгоду из экономического роста в России.

Маркус КАРЛССОН: С чем связаны ваши надежды на председательство в «Группе двадцати» (G20)? Как это изменит ситуацию?

Кирилл ДМИТРИЕВ: Мы считаем это уникальной возможностью для того, чтобы поднять вопрос об общем росте, о более тесном сотрудничестве между различными странами. Я возглавляю в «Бизнес-двадцатке» (B20) группу по вопросам инвестиций и инфраструктуры. Это хорошая площадка для обсуждения, например, путей повышения эффективности инвестиций в инфраструктуру. В данный момент страны планируют потратить на инфраструктуру около 50 трлн долларов в ближайшие 50 лет. Эффективность в этой сфере превышает 10%. Это означает большую экономию для различных стран. Поэтому, я полагаю, участники «Группы двадцати» будут активно сотрудничать в области совместных инвестиций.

Маркус КАРЛССОН: Вы сказали, что особый интерес для вас представляют две сферы: инфраструктура и потребительский сектор. С учетом роста российского среднего класса за последние несколько лет, если мы взглянем подробнее на потребительский сектор, то что россияне потребляют на данный момент, какие товары они чаще покупают? И, следовательно, какие сферы в потребительском секторе необходимо принимать во внимание?

Кирилл ДМИТРИЕВ: Стремительными темпами растет сельское хозяйство, поскольку люди потребляют продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Со своей стороны мы инвестировали в кинотеатры, которые также демонстрируют резкий подъем и потенциал для дальнейшего развития. Здравоохранение представляет собой гигантский рынок. Кроме того, некоторые виды потребительских товаров продаются в России в очень больших объемах, розничная торговля растет достаточно хорошо, в том числе, к примеру, в сегменте безалкогольных напитков. Только представьте: за последние пять лет средний класс утроился. То есть все больше потребителей может покупать все больше товаров, в том числе и продукцию из Франции.

Маркус КАРЛССОН: Как вы считаете, средний класс будет продолжать расти теми же темпами, которые мы наблюдали в последние годы?

Кирилл ДМИТРИЕВ: Мы полагаем, что рост будет продолжаться. По прогнозам МВФ, в ближайшие пять лет экономика России увеличится в объеме с двух до трех трлн долларов в долларовом выражении. Средний класс сегодня – это около 30% российских семей. Мы считаем, что в ближайшие пять лет он охватит около 55-60% семей. Это очень важно для качества жизни в России и для ее социальной самоидентификации.

Маркус КАРЛССОН: У нас осталось не так много времени. И мне хотелось бы узнать ваше мнение о Давосе как о главном событии этого года. Какое настроение, по-вашему, царит здесь в этом году? Ведется множество разговоров о том, что мировая экономика ведет себя немного нерешительно. Но мы уже сейчас знаем, откуда придет будущий рост.

Кирилл ДМИТРИЕВ: Да, я полностью согласен с вашей оценкой. Мне кажется, это действительно своего рода переломный момент для мировой экономики, поскольку предыдущий Давос проходил в очень пессимистичном настроении, участники думали в первую очередь о разного рода проблемах. Сейчас имеются признаки улучшения в ключевых сферах и общее понимание того, как сохранить эту динамику в будущем, а также как извлечь уроки из прошлого. Все это требует от стран гораздо более активного взаимодействия, наличия совместного банковского управления, совместного контроля инвестиционных инструментов, представление о маршрутах общего продвижения вперед. Так что мне кажется, основная идея Давоса связана с путями обеспечения стабильности, ее укрепления и развития.

Маркус КАРЛССОН: То есть мы начинаем видеть свет в конце туннеля, но туннель этот еще очень длинный.

Кирилл ДМИТРИЕВ: Да. И мы надеемся, что этот свет не исчезнет в ближайшие годы.