Пять фактов, которые вам нужно знать о Давосе-2013

The Daily Telegraph, 28.01.2013

Спустя неделю после посещения Всемирного экономического форума в Альпах в голову приходит мысль – что же там все-таки происходило?

Многим кажется, что на форуме было много пустой болтовни.

Однако в различных документах, отчетах о рисках и планах устойчивого развития, на официальных и неформальных встречах мировых экономических лидеров поднимались и некоторые серьезные темы, которые стоило бы прояснить подробнее.

Россия интересна, но Африка лучше

В Давосе российский премьер-министр Дмитрий Медведев открыл «Большую двадцатку» (G20) под председательством России.

Основной посыл этой страны состоит в том, что Россия – превосходное место для ведения бизнеса. Ожидается, что российская экономика вырастет в объеме с 2 трлн долларов (1,3 трлн фунтов стерлингов) в 2011 году до более чем 3,2 трлн долларов в 2017 году. Кроме того, у РФ один из самых низких среди крупных государств уровень государственного долга. Для улучшения своего имиджа россияне раздавали небольшие фирменные буклеты под названием «Инвестируйте в Россию». В конце фразы даже стоял восклицательный знак, подчеркивающий этот призыв.

Многие отнеслись к этому скептически, а один из предпринимателей, имеющий прочные связи с Россией, заявил, что для расцвета предпринимательства этой стране необходимы серьезные реформы, и что сегодня в России очень сложно открыть малый бизнес. Другие отмечали, что большинство стран Африки, в особенности те из них, что имеют прочные исторические связи с Великобританией, являются более интересным вариантом, несмотря на политическую нестабильность.

У Российского фонда прямых инвестиций, на который, ради блага Великобритании, канцлеру Казначейства Джорджу Осборну следует обратить пристальное внимание, есть совет директоров, работающий на безвозмездной основе и состоящий из видных финансовых деятелей. В него входит Стивен Шварцман, исполнительный директор компании «Блэкстоун», Лу Дзивей, исполнительный директор Китайской инвестиционной корпорации, а также Бадер Мохаммад аль-Саад, управляющий директор Кувейтского инвестиционного фонда. Их репутации окажутся под ударом, если фонд не сможет обеспечить прозрачность своей работы.