Впервые на CNBC

CNBC, 21.06.2013

Корреспондент: Разрешите представить вам Кирилла Дмитриева, генерального директора РФПИ - Российского фонда прямых инвестиций. Рад вас видеть. Я знаю, что поздно вечером у вас состоялась встреча с президентом Путиным, расскажите немного о том, какие у вас новости.

Кирилл Дмитриев: У нас действительно состоялась очень полезная встреча с президентом Путиным и рядом крупнейших мировых инвесторов. Действительно, на обед собрались практически все ведущие государственные инвестиционные фонды, а также ряд стратегических инвесторов и множество инфраструктурных инвесторов. На этом обеде мы объявили о партнерстве с Mubadala - суверенным фондом Объединенных Арабских Эмиратов. Мы создали общий фонд размером 2 миллиарда долларов, западным СМИ об этом было впервые объявлено именно там. Для России это достаточно важный шаг, поскольку это первый российско-арабский фонд, который намерен осуществлять инвестиции в Россию. Мы очень ценим опыт Mubadala в различных отраслях: информационные технологии, инфраструктура. Словом, это партнерство, для нас это очень важно. Кроме того, мы расширяем свою географию. Мы также вступили в партнерские отношения с China Investment Corporation, с Japan Bank for International Cooperation, а теперь и с Mubadala.

Корреспондент: Да, я понимаю важность этой сделки, но что именно в конечном итоге это означает в контексте инвестиций в российскую инфраструктуру? Именно в связи с этим мы бы очень хотели получить ваши комментарии. Какие капиталовложения будут осуществлены в экономику? Что изменит эта сделка с фондом Mubadala?

Кирилл Дмитриев: Итак, существует два аспекта. Прежде всего, в Россию придет гораздо больше ближневосточных инвестиций, Mubadala в этом отношении - очень хороший пример, также мы сотрудничаем с Kuwait Investment Authority - фондом, который участвует с нами в соинвестировании. Прогресс связан с тем, что в Россию будет инвестировано гораздо больше ближневосточных денег. Кроме того, мы переживаем переломный момент в связи с инвестициями в российскую инфраструктуру. В принципе, у нас огромные инфраструктурные потребности, и у многих инвесторов, осуществляющих долгосрочные вложения, есть возможность вложить свои деньги в инфраструктуру, которая сейчас воспринимается как тихая гавань по сравнению с другими предложениями такого рода, даже по сравнению с золотом. Это совместные с российским правительством усилия - фактически стимулировать инвестиции в инфраструктуру, получить государственную поддержку инфраструктурных проектов и получить стандартный продукт, который подходит для инвестирования в инфраструктуру.

Корреспондент: Считаете ли вы, что ваши потенциальные партнеры, с которыми вы обсуждали инвестиции в Россию, могут быть в настоящее время обеспокоены, поскольку наблюдают замедление роста российской экономики? Мы знаем, что период окупаемости этих проектов может исчисляться десятилетиями. Если вы осуществляете инвестиции в момент, когда очевиден рост, вы начинаете беспокоиться о том, будет ли достигнут тот уровень доходности, на который вы рассчитываете. Влияет ли это на вашу способность закрепить некоторые из этих отношений?

Кирилл Дмитриев: В общем, очевидно, что у инвесторов возникает множество вопросов, и вам известно, что в целом во всем мире инвесторы беспокоятся, поскольку в настоящее время мы оказались в практически непредсказуемой ситуации. Как вы знаете, многое может пойти не так, как нужно, и нам нужно будет следить за тем, как развиваются события. Что касается мнения инвесторов о России, мы заметили, что они действительно понимают, что этот рынок, определенно, недооценен. Стоимость компаний невероятно низкая. Это значит, что люди знают об этой возможности, они также понимают, что правительство действительно хочет добиться успеха в развитии инфраструктуры. Будет предоставлен ряд государственных гарантий в отношении части инвестиций, а также будет получена огромная поддержка, которая позволит направить эти инфраструктурные доллары и опыт в сфере инфраструктуры в российскую экономику.

Корреспондент: Кирилл, существует утверждение, возможно, вы об этом слышали, что потребность в государственном инвестиционном фонде или в Российском фонде прямых инвестиций, то есть в государственной поддержке, это крах рыночного капитализма, неспособность экономической системы самостоятельно эффективно размещать капитал. Что бы вы ответили на такого рода критику?

Кирилл Дмитриев: РФПИ - уникален, мы инвестируем только в проекты, которые сулят хорошую прибыль, и мы делаем это, только если есть партнер - соинвестор. Поэтому мы стали для людей очень стабильным партнером для совместных инвестиций. Во многих странах существуют организации, способствующие их развитию, это исключительно важно и для России. На сегодняшний день мы вложили 2,6 миллиарда долларов США за первый год, 600 миллионов долларов США - наши средства, и 2 миллиарда долларов США - средства соинвесторов, вложенные в российские компании, к тому же они вложили 4 миллиарда долларов в общие фонды. Мне кажется, что люди ценят этот инструмент, который становится их партнером в сфере инвестиций в Россию.