Правила игры (колонка, Дмитрий Бутрин)

Коммерсантъ, 24.06.2013

Ожидания не сбываются, и в случае с Петербургским международным экономическим форумом (ПМЭФ) в июне 2013 года именно эта история. В 2013 году организаторам ПМЭФ, пожалуй, впервые удалось собрать действительно сбалансированную, содержательную и сверхплотную "разговорную" программу. Впрочем, анонсируя это в "Ъ" 21 июня, я специально оговорился: программа — это план, участники ПМЭФ в этом году могут быть и неразговорчивы.

Можно было бы сказать, что участники ПМЭФ не могут себе позволить сейчас выступления. В принципе версия имеет право на существование. На веранде напротив конгресс-холла ПМЭФ столики были всегда в дефиците, поэтому, чтобы мое рабочее место было свободным, я выставил на стол рукописную табличку "Генеральная прокуратура" — это в основном работало. Однако стоит обратить внимание на то, что в 2013 году на ПМЭФ, куда в основном приезжают послушать правительство, выступали представители, вероятно, самого "либерального" по экономическим убеждениям правительства РФ после 1992 года. Вероятно, уже в июле 2013 года в экономическом блоке Белого дома будет уже непросто найти людей, прямо оппонирующих идеям экономического либерализма: если что-то из программы "дорожных карт" и прочих памятников благим намерениям, то это проблема слабой дееспособности правительства. На внутренние разногласия уже на ПМЭФ списать что-либо невозможно: если кто-то и мешает, то на него пальцем не показывают и, вообще, вслух не именуют. 

В силу этого приходится оценивать ПМЭФ по сделкам и реальным договоренностям, а не соглашениям о намерении. Помимо тех, которым посвящены в "Ъ" отдельные статьи, это, например, договор Российского фонда прямых инвестиций с суверенным фондом Объединенных Арабских Эмиратов Mubadala о совместном инвестфонде в объеме $2 млрд на паритетных условиях для вложений в активы РФ. Поскольку это не декларация о намерениях, а сделка, в отличие от значительной части других соглашений ПМЭФ, она и реальна, и достаточно важна.