Проектный синдром

Московские новости, 04.06.2013

Что мешает инвестициям в инфраструктуру

Главные проблемы, которые сдерживают инвестиции, — не в деньгах, а в отсутствии грамотно подготовленных проектов и еще в неразвитом законодательстве, что мешает вложениям, например в инфраструктуру. Об этом на днях говорили и глава Сбербанка Герман Греф, и глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев, и глава Федерального центра проектного финансирования группы ВЭБ Ирина Минская.

 

Будут нам инвестиции

В середине мая глава Минэкономразвития Андрей Белоусов представил весьма оптимистический прогноз притока инвестиций: уже в 2015–2016 годах ежегодный прирост частных инвестиций ускорится с 4,6% в этом году до 7–8%. Этого, по его мнению, можно добиться улучшением предпринимательского климата, снижением процентных ставок, повышением привлекательности внутреннего финансового рынка, а также реализацией крупных инфраструктурных проектов.

На последней задаче МЭР делает особый акцент, считая инвестиции в инфраструктуру локомотивом всех последующих частных вложений в экономику. Белоусов еще весной вступил в схватку с Минфином, предлагая ради инфраструктурных инвестиций снизить установленный бюджетным правилом минимум накоплений в Резервном фонде с 7 до 5% ВВП. Причем часть государственных средств использовать на безвозвратной основе.

Однако в правительственных программах победила, во всяком случае сегодня, позиция Минфина. Госинвестиции в инфраструктуру (например, из средств Фонда национального благосостояния) — именно на возвратной основе. В частности, с помощью инфраструктурных облигаций, которые смогут выкупать в том числе институты развития, — ВЭБ и другие.

И хотя совсем недавно Андрей Белоусов предложил новый вариант поиска необходимых средств за счет увеличения бюджетного дефицита с планируемых в этом году 0,6% ВВП до 1,5% ВВП, ясно, что в любом случае деньги на инвестиции будут. Принципиальное решение руководством страны, можно сказать, принято.

 

Деньги есть, условий нет

Дискуссии между МЭР и Минфином о том, откуда лучше брать средства, будут продолжаться. Однако, как выясняется, изыскание денег сейчас не самая главная проблема. Важнее понять, при каких условиях любые инвестиции — хоть государственные, хоть частные — окажутся эффективными.

На прошлой неделе глава РФПИ Кирилл Дмитриев, участвовавший во встрече с инвесторами министра транспорта Максима Соколова, заявил, что потенциально в мире имеется от 6 до 10 трлн долл. долгосрочных инвестиций, часть которых могла бы прийти и в российскую инфраструктуру. Но только в том случае, «если создать инструменты с понятной доходностью, с предсказуемыми денежными потоками». Рекомендации по устранению барьеров для инфраструктурных инвестиций и по их господдержке будут представлены на Петербургском экономическом форуме в рамках сессии «Бизнес-двадцатки». Они, по словам Дмитриева, актуальны не только для России, но и для многих стран, поскольку вопрос привлечения частных инвестиций стоит во всем мире. Одна из ключевых рекомендаций — разрешить банкам брать в залог не только здания, но и будущие денежные потоки проекта, что должно дать толчок рынку проектного финансирования.

 

Главная проблема, которая сдерживает инвестиции, — не деньги, а отсутствие грамотно подготовленных проектов и неразвитое законодательство

Напомним, что еще в апреле глава РФПИ представил в Госдуму (на совещании Совета по инвестициям при председателе ГД) несколько десятков предложений по корректировке различных законов и созданию новых, без чего, по его мнению, процесс инфраструктурного инвестирования активизировать невозможно.

 

«Проектный менеджмент отсутствует как класс»

Квалифицированная подготовка инвестпроектов — одна из главных российских проблем. На той же встрече с инвесторами глава Сбербанка Герман Греф прямо заявил: «Так называемый проектный менеджмент во всех его проявлениях — это то, что в нашей культуре, к сожалению, отсутствует как класс». Он признал, что принципы проектного управления тяжело внедряются в самом Сбербанке и что существует потребность в специальном образовании.

Плохая проработка проекта оборачивается и для государственных, и для частных инвесторов миллиардными издержками. По словам главы Сбербанка, ошибки в расчетах инфраструктурных проектов случаются и в развитых странах, и они приводят к высоким дополнительным затратам. «Если говорить о проектах величиной в 30 млрд долл., то цена даже ошибки в 20% — это 6 млрд долл., это цифры колоссальные. И в этом кроется первый ответ, когда мы хотим получить в соинвесторы крупнейшие финансовые институты», — объяснил глава Сбербанка. По его словам, одна минута, потраченная на проектирование, экономит десять минут при реализации проекта, одни рубль, потраченный на проектирование, экономит 5–8 руб. при реализации проекта. «А мы все время очень спешим начать стройку. Но, как правило, потом это приводит к ошибкам в реализации проектов, в сроке реализации в разы. Есть три составляющих в любом проекте — качество, сроки и стоимость, инвестор всегда выбирает между ними, — пояснил он. — Но если не соблюдается параметр сроков, то автоматически летят все параметры бизнес-плана, касающиеся стоимости».

В этой связи Герман Греф даже предостерег от ошибок в реализации обсуждавшегося Владимиром Путиным на недавнем совещании в Сочи «мегапроекта» по строительству высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Адлер. По его словам, последняя версия отличается от предыдущей отклонением в 1 трлн руб. в оценке доходов государства.

Вывод главы Сбербанка был неутешительный: «Такого рода проекты должны быть посчитаны с ювелирной точностью. Но ни у кого из российских компаний нет такого опыта. Мы можем сколько угодно надуваться — и мы, и наши партнеры Внешторгбанк и Внешэкономбанк, и т.д., но нет, к сожалению, у нас ресурсов корректного расчета потоков всех отклонений, которые возникают у такого рода проектов на протяжении 35 лет их реализации».

 

Подавляющее большинство проектов представляет собой инвестиционные замыслы

Мечты, мечты, в чем ваша слабость

В итоге Герман Греф предложил для повышения качества проектов подумать над созданием российских «центров компетенции», которые могли бы «обслуживать и частные, и государственные интересы» в выборе и создании проектов.

В ВЭБе подтверждают наличие проблем с подготовкой проектов. Именно об этом, в частности, говорил в своем интервью «МН» директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александр Попов: «У нас проектное финансирование находится еще в зачатом состоянии. Разработка проектов, как правило, слабая. И любой вам скажет, что специалистов в этом вопросе очень мало. Другая часть проблемы — законодательство, связанное с проектным финансированием».

Входящий в группу ВЭБ Федеральный центр проектного финансирования, призванный помогать регионам в привлечении инвестиций на принципах государственно-частного партнерства, в 2012 году одобрил выделение денег на доведение до нужной кондиции лишь пяти проектов из 105 (3,8% от количества обращений). По словам гендиректора центра Ирины Минской, основные причины отклонения проектов — низкий уровень их проработки и слабое экономическое обоснование. «Подавляющее большинство проектов представляет собой инвестиционные замыслы», — говорит она.