Новый российский фонд обнародовал свои приоритеты

FINANCIAL TIMES, Кэтрин Белтон и Кортни Уивер, 24.06.2011
Ряд крупнейших инвесторов мира изучает возможность совместного вложения средств вместе с Российским Фондом Прямых Инвестиций, который был учрежден в минувшие выходные и должен получить под управление $10 млрд. Новый фонд создан в рамках реализуемых Россией мер по привлечению в страну иностранных инвесторов.
 
В ближайшее время российские чиновники готовятся обнародовать состав международного консультативного совета нового фонда. Чтобы продемонстрировать уровень интереса со стороны международных инвесторов, отметим, что, по словам близких к новому фонду людей, в совет должны войти такие фигуры как Дэвид Бондерман (соучредитель TPG), Леон Блэк (основатель Apollo Global Management), Лу Цзивэй (председатель китайского суверенного фонда CIC) и Чин Юнг-вук (руководитель Korean Investment Corporation).
 
Фонд получит статус структуры, уполномоченной осуществлять инвестиции вместе с государством – это самая недавняя из инициатив президента Дмитрия Медведева, направленных на то, чтобы развеять опасения инвесторов, которых отпугивает непрозрачность инвестиционного климата в России.
 
В то время как фонды прямых инвестиций вкладывают в другие страны группы БРИК огромные средства, на инвестиции в российские частные компании приходится всего около $20 млрд из $27 трлн, выделенных глобальными инвесторами для долгосрочных вложений. Об этом заявил недавно назначенный руководителем нового фонда Кирилл Дмитриев. «Вопрос в следующем: можем ли мы добиться большего?», - задается вопросом Дмитриев, бывший сотрудник Goldman Sachs, который успел накопить впечатляющий опыт работы в области прямых инвестиций в качестве руководителя одного из первых российских фондов такого типа – Delta Capital.
 
Кирилл Дмитриев рассказал Financial Times, что новый фонд рассчитывает в ближайшие пять лет привлечь долгосрочные иностранные инвестиции на сумму $50 млрд. Кроме того, еще по $2 млрд будет ежегодно вносить российское государство. Новый фонд должен обеспечить комфорт для таких структур как CIC и Blackstone, которые пока опасаются размещать средства в России.
«Этот фонд не рассматривается как замена институциональным реформам», - говорит Дмитриев. «Однако  он должен помочь в решении проблем связанных с восприятием российского рынка инвесторами. Для многих тот факт, что государство вкладывает средства вместе с ними, будет определяющим фактором».
 
Кирилл Дмитриев также отметил, что фонд будет инвестировать от $50 млн до $500 млн в каждый из инвестпроектов и рассчитывает обеспечить доходность в 10-15% для суверенных фондов и 20-30% для тех, кто готов к более рискованным вложениям.
 
Он выделил два сектора для инвестиций. Приоритетными объектами для вложений являются, во-первых, российские медицинские и фармацевтические компании, которые, по словам Дмитриева, обладают огромным потенциалом роста – объем потребления соответствующих товаров и услуг в России составляет в семь раз меньше, чем в Европе, причем 80% потребностей в лекарствах удовлетворяется за счет импорта. Во-вторых, фонд планирует привлекать средства для инвестиций в российскую инфраструктуру, которая сильно нуждается в таких вложениях.
Впрочем, хотя руководители ряда крупнейших мировых фондов и заявили, что приветствуют возможность вкладывать средства совместно с государством, определенные сомнения в связи с потенциальными объектами для инвестиций пока сохраняются.
 
«У нас есть озабоченность по поводу того, что деятельность фонда будет соответствовать озвученным намерениям – что нам будет предоставлена возможность для совместных вложений на партнерских началах и возможность принимать коммерческие, а не политически мотивированные решения», - заявил Бондерман, выступая на круглом столе для инвесторов в рамках Санкт-Петербургского экономического форума в минувшие выходные. «Меня беспокоит, что фонд нацелен на вложения, в частности, в инфраструктурный сектор – в большинстве стран он традиционно рассматривается как низкодоходный», - отметил соучредитель TPG.
 
Однако Кирилл Дмитриев настаивает, что фонд структурирован таким образом, чтобы развеять опасения инвесторов в связи с участием государства. Он подчеркивает, что фонд нацелен исключительно на то, чтобы обеспечить доходность вложений, не ориентирован на инвестиции в проекты, пользующиеся особой благосклонностью властей, и никаких отраслевых ограничений для инвесторов не предусматривает. Фонд не будет покупать контрольные доли в проектах, выбранных для совместного инвестирования, а инвесторы смогут сами выбирать проекты, в которых они хотели бы поучаствовать. При этом фонд не будет подталкивать их к одновременному выходу из проекта.
 
Другие инвесторы позитивно восприняли тот факт, что новый фонд обеспечивает желающим возможность для инвестиций совместно с местным партнером, способным эффективно управлять присущими российскому рынку рисками.
Руководитель Citigroup Викрам Пандит во время круглого стола в Санкт-Петербурге отметил, что новый фонд может обеспечить инвесторам возможность доступа к тем, кто принимает решения в правительстве, что имеет ключевое значение в период подготовки к новому раунду приватизации в России. «Это открывает большие перспективы. Если обеспечить прозрачность, между нами может развернуться настоящая конкуренция за участие в таких сделках», - сказал Пандит.
 
Руководитель Blackstone Стивен Шварцман заявил, что его фонд ранее воздерживался от вложения средств в России, опасаясь проблем связанных с «верховенством закона и коррупцией». Однако новый фонд и тот факт, что президент Медведев все чаще призывает к ограничению роли государства в экономике, а также к фундаментальным изменениям в экономической политике, дает инвесторам возможность выйти на российский рынок в «поворотный момент», когда «шансы на удачу выше».